00:25 

Ура-ура, оно начинается!!!

Last_Optimist
Я постоянно танцую, ногами топаю, Трясу головой, руками вот так вот делаю! Да, я немного ебнутый, люди пугаются, Особенно если в общественном транспорте.
Плоды Челлендж-феста - Первая порция!!!
Всем возрадоваться до плеши и дрочить вприсядку! Авторы, вы все - умнички! Ну и я молодец, что это все устроил))))
Итак, что мы имеем:


Заявка: фанфики по пейрингу Данте/Вергилий

Перевод четвертой главы четвертой части первого романа Devil May Cry

Сражение началось внезапно.
Данте взмахнул в направлении Гилвера массивным мечом, и тот блокировал его тонкой катаной. От столкновения по Подвалу рассеялись тысячи искр. Клинки плясали и сталкивались с невероятной скоростью, не ослабевая и не позволяя достичь своего хозяина.
У Гилвера, с его легким оружием, было преимущество. Он маневрировал так проворно, что катана казалась размытым серебряным пятном. Но Данте легко избегал каждого удара, вращая собственный меч так, будто он был невесом.
"А ты стал сильнее, Данте".
"Конечно. Думаешь, я не наблюдал за тобой все то время, что мы работали вместе"?
Оба выдерживали непринужденный тон, соревнуясь в остроумии так же, как в фехтовании. Кто бы первым ни проявил эмоции - сначала проиграл бы в этой части их сражения.
Данте определил брешь и раскрутил меч вокруг так быстро, что практически разделил молекулы воздуха. Но Гилвер оказался вне досягаемости в последний момент, ускользнув от смертельного удара.
“Машешь слишком широко,” сказал Гилвер.
“Говори что хочешь. Только не плачь, когда порежешься.”
Хоть Данте был в состоянии противостоять силе и скорости Гилвера, перевязанный мужчина обладал набором техник, которые простирались далеко за пределы способностей его противника. Гилвер мог в миг раскрыть тактику нападения Данте, что позволяло ему уклоняться перед самым ударом.
“Ты тяжело дышишь. Я мог бы увернуться с закрытыми глазами.”
“Вот как? Должно быть, ты хорош,” невыразительно ответил Гилвер.
Их клинки стрекотали со скоростью автоматной очереди. Они так хорошо дополняли друг друга, что бой больше походил на мастерски поставленную сцену, чем на смертельный поединок.
“Именно то, чего я от тебя ожидал, перевязанный мальчик.”
"Это лучшее, что ты смог придумать? Тебе явно нужно поработать над своим убогим словарным запасом.”
Данте видел - его оскорбления не задевали Гилвера. Они были равны. Но в итоге
что-то должно было покачнуть чашу весов. Данте надеялся выбить противника из колеи. Что угодно, чтобы найти выход из тупика.
Гилвер сузил глаза.
"Что у тебя на уме, перевязанный мальчик?”
“Думаю о твоем поверженном теле. Я просчитал каждый твой шаг в той последней перепалке.”
Обычно Данте ответил бы колким замечанием, но вместо этого немного отступил. Никто не знал уровень мастерства Гилвера так, как он.
Что это? Что он во мне увидел?
Его уверенность начинала проедать в Данте дыру. Как он собирается добраться до меня?
Ответа не пришлось долго ждать.
Гилвер отыскал возможность и воспользовался ей, делая выпад. Пара сомкнула мечи. Теперь это было состязание силы. Кто бы первым ни сдал позиции, сначала почти наверняка испробовал бы чужого клинка. Данте знал, что его тяжелое оружие было помехой в ближнем бою.
Гилвер тоже об этом знал. “Твое оружие – твоя слабость. Чтобы использовать его эффективно, тебе нужно расстояние. Вот что случается, когда проводишь жизнь, полагаясь на рукопашный бой. Вы, наемники, можете драться, но не умеете думать.”
Данте знал, что он прав. Сомкнув мечи, они вдвое уменьшили каждый свою силу, но у Гилвера оставалось небольшое преимущество. Данте не был настроен показывать свое беспокойство.
“Ты много болтаешь, перевязанный мальчик. Не слишком ли это самонадеянно?”
“Как и твой, мой собственный меч принадлежит демоническому миру. Этот металл не согнуть одной грубой силой.”
"Повезло тебе. Хорошо, что у меня есть один трюк в рукаве.”
Данте выбросил вверх правую ногу. Это был тот же самый финт, что он использовал во время их первой разборки – в ту ночь, когда у них была водка.
“Я уже видел это. Во второй раз не сработает.” Гилвер переместил ногу, блокируя удар.
Но у Данте на уме было кое-что другое. Он развернул колено, выталкивая ногу к новой цели, и запечатал два быстрых удара по боку Гилвера.
“Думаю, это все же пошло мне на пользу.” Он снова набросился на Гилвера, нанося удары в подбородок и солнечное сплетение.
Гилвер перегруппировался, чтобы защищаться.
Данте торжествующе усмехнулся. “Вот теперь ты на моей территории!”
Дистанция дала Данте шанс воспользоваться мечом. Он раскрутил клинок с головокружительной скоростью, угрожая расслоить противника. Но в тот момент, когда Гилвер уже был в шаге от того, чтобы быть разрубленным надвое, меч Данте отбросило назад с оглушительным звоном.
“Эй! Что за...” оружие завибрировало в руке Данте, будто он ударил сталь.
“Ха-ха-ха! Да, да!” Гилвер разразился хохотом. “Ты слишком долго притворялся человеком. Я не могу поверить, что ты забыл такую простую вещь. Ирония!”
"Что тут смешного, перевязанный мальчик?” Из-за меча у Данте задеревенели руки, а в животе собиралось неприятное ощущение.
“Все еще не понимаешь!” Гилвер маниакально смеялся. “Сейчас, я покажу тебе.”
Он разорвал на себе костюм.
Глаза Данте расширились помимо воли. Отвратительная черная броня покрывала каждую клетку кожи Гилвера. Демоническое металлическое покрытие дребезжало как раковина краба.
“Это нечестно,” заметил Данте.
“Честность? Мы больше не в человеческом мире. Эта связь стала полной. Теперь я могу получить всю силу демонического измерения!” Гилвер выпрямлялся. Неестественная броня каким-то образом стала толще.
Данте быстро осмотрел Подвал. Стены и потолок дрожали, угрожая обрушиться. Столы и стулья усеивали комнату. Сырой бриз горячим выдохом коснулся его кожи. Запах смерти был повсюду, бок о бок со знакомой силой, придавившей его к земле в Клубе «Оз» и санатории.
“Это твой мир,” сказал он наконец.
“Да. Мир демона заменяет твой. Он будет распространяться отсюда до тех пор, пока не охватит все. “Гилвер взвесил в руке свой меч, по-видимому, восстановившийся от последней атаки Данте. “Это место – раковая опухоль для несовершенных душ вроде тебя. Знаешь почему? Чувствуешь инстинктивно?”
“Ты мне скажи.” Данте глумился, но для верности крепче сжал меч. Его дыхание и пульс участились так же, как когда он спустился в подвал больницы. Едва ли он мог достигнуть Джессики в тот раз, и он знал, что он будет неспособен одолеть Гилвера теперь.
Просто удерживая меч, он, казалось, иссушал свои силы, а каждый вздох развязывал новую волну огня в его легких. Спокойно. Спокойно. Я не могу показать ему свою слабость.
Данте приподнял наконечник меча.
“Может я и не смогу разделаться с тобой одной атакой,” признал Гилвер. “Но мне интересно, сможешь ли принять еще три удара.”
“Твоя броня тянет тебя вниз,” парировал Данте. “Мне интересно, сможешь ли ты еще три раза уклониться.”
Они мерили друг друга свирепыми взглядами. Время вокруг них текло и убывало, отмеченное только ощутимым давлением атмосферы. Ни один из них не двигался, хотя оба понимали, что Данте с каждым мигом становился все слабее.
Тишина оборвалась их одновременным нападением.
Воины бросились друг к другу, рассекая воздух мечами. Меч Данте изменил свою форму в последний момент.
Гильвер уставился на оружие широко раскрытыми глазами. “Что это?”
“Его истинная форма. Cмотри, пока еще можешь видеть.” Меч Данте шаг за шагом урезал черную скабрезную броню, танцуя как лепесток на ветру. Явная свирепость ударов удивила даже Данте. Гигантский меч, казалось, двигался по собственной воле.
"Где ты его взял?” крикнул Гилвер, отступая под яростным напором клинка.
“Это мой любимый сувенир из ада, перевязанный мальчик.” Данте возобновил нападение, откалывая увесистые куски от брони его врага. Костюм, казалось, был живой и распылял черную жидкость после каждого удара.
Гилвер уклонялся от атак, анализируя способ нападения Данте. Наконец, когда удивительный меч образовал дугу сквозь пустой воздух, Гилвер отступил. “Я вижу твою технику насквозь, Данте. Победа будет за мной!”
Теперь он легко избегал толчков Данте и наносил собственные удары.
“Не будь так горд, что смог увернуться один раз!” Данте направил клинок поперек пути Гилвера. Два меча столкнулись с громким лязгом, снова оказавшись в тупике.
“Теперь ты понимаешь пределы моей власти здесь, Данте?”
Данте ответил полуулыбкой. “Не так уж плохо.”
Воины разделились и снова сошлись, еще раз смыкая мечи.
“Я могу прочесть его, Данте. Я знаю все, на что способно твое оружие.”
"Что? Как?” Эти слова лишило Данте равновесия. Гилвер выпрямился, уверенность затопила его разум.
Он прочитал этот меч – меч, который дал мне Отец. Как кто-то кроме меня может так просто это сделать?
Данте одолели непрошенные воспоминания об отце. Спарда предал и покинул демонический мир. Он унес с собой свое превосходное искусство фехтования, оставив своему сыну это смертоносное наследство. В демоническом мире есть другие мастера меча?
Предательское сомнение вспыхнуло в душе Данте, выдавая противнику его нерешительность. Гилвер ощутил его слабость чуть ли не раньше него самого.
“Это конец, Данте!” Гилвер опробовал на Данте серию прямых ударов. Данте повернулся, чтобы блокировать их. Но это было бесполезно. Стремительная техника атаки его отца истощила его силы, и Данте понял, что его время подошло к концу.
Гилвер взмахнул клинком, выбивая меч из рук Данте. “Вот теперь все кончено!” громко выкрикнул он.
Данте крепче встал на ноги. Его меч был слишком далеко, а Гилвер был слишком быстр. Его единственным шансом было избежать заграждения ударов и порезов, до которых оставались лишь мгновения.
Перевязанный демон не разочаровал. Он оказался над Данте в считанные мгновения, орудуя мечом с красочным стилем и истинным умением иного мира. Нисходящие удары, восходящие разрезы, удивительные выпады. Его клинок просвистел по воздуху с невероятной скоростью.
Данте как мог избегал атаки. Его серебристые волосы неистово трепались, длинный красный плащ отбивал военный ритм с каждым рывком. Он не успевал вытащить пистолеты, а для рукапашного боя Гилвер был слишком далеко.
“Тебе некуда бежать. Почему ты не сдаешься?” говорил Гилвер, уверенный в своей победе. Он был неспособен поразить Данте, но его удары хорошо поработали над красным жакетом.
Естественно, думал Данте.
Он медленно сокращал между ними расстояние. У него было всего два варианта ведения боя, но оружие могло бы оказаться неэффективным против черной брони. Оставался рукопашный бой. Если бы он смог ухватиться за броню, у него бы появился шанс. Он устремился вперёд, рискуя напороться на вращающийся меч Гилвера.
“Я не сдаюсь без боя, перевязанный мальчик!” Данте прыгнул вперед. Этот рывок оставил уязвимой его спину, но это был его единственный шанс. Гилвер нанес жестокий удар, прокладывая вдоль позвоночника Данте темно-алую траншею.
Данте стиснул зубы и продолжал двигаться к ногам Гилвера.
Но демон уже раскусил его стратегию. “Так ты решился на захват. Неплохая попытка.” Гилвер вытащил откуда-то из брони знакомое оружие, удерживая катану одной рукой.
Данте тут же узнал его.
“Это же старой леди!..”
Гилвер разрядил оба заряда дробовика, что он взял в магазине Голдштайн. “Теперь моя очередь говорить «Джекпот!»”
Снаряды вонзились в ноги Данте, отправляя в воздух алые всполохи. Данте рухнул на землю перед Гилвером и беспомощно забормотал. Боль была за пределами всего, что он выносил когда-либо раньше. Она пронзила его голову раскаленной кочергой, напрочь лишая возможности связно мыслить. Оба его бедра были изуродованы до неузнаваемости. Кровь пузырилась изо рта.
Гилвер стоял над ним и медлил, поддавшись восхищению. “Вот это роскошный звук. И твое безумное выражение довольно красиво.” Казалось, он упивался чужим страданием.
“Дай мне… перерыв… ты двинутый выродок. Ты думаешь… что такая ерунда…“
Гилвер приставил дробовик к животу Данте и выпустил еще один залп. Данте взвыл, когда его внутренности разорвало. Его ребра раскололись и вонзились в легкие, которые быстро заполнились кровью.
Данте не мог издать ни звука. Во рту лопались кровавые пузыри. Серебристые волосы были окрашены черным его собственной кровью.
“Не уходи пока, Данте. Я с тобой не закончил.”
Гилвер направил дуло дробовика прямо на обездвиженного Данте. Прогремели еще два выстрела. Плечи Данте безвольно приняли пули. Кости и мускулы превратились в неузнаваемую пасту.
"Каково это? Уже потерял желание бороться? Как тебе нравиться извиваться на земле как жалкий червь? “ Гилвер был пьян от экстаза.
Данте знал, что был как мертвый. Его ноги и руки были изуродованы. Он не мог сдвинуть тело ни на дюйм, не говоря о том, чтобы сбежать. Боль, разрушающая каждый нерв, была настолько сильна, что он едва мог сложить в голове одну связную мысль.
Гилвер наклонился, чтобы шептать Данте в самое ухо. “Я выучил две вещи за то время, пока работал наемником. Во-первых, чтобы обеспечить полную победу, нужно сокрушить врага грубой силой.”
Данте обнаружил, что глаза его больше не слушались. Он призвал остатки силы, чтобы выдавить три придушенных слога. “Пошел ты.”
Гилвер нанес удар, погружая носок покрытой броней ноги глубоко в его живот. Как только крик убыл, он наклонялся снова. “Вторая вещь, что я выучил – нужно сохранять скрытыми реальные таланты, чтобы превзойти ожидания врага. Не это ли твоя обычная уловка, Данте?”
Данте захватил воздух ртом.
“Я смог продемонстрировать то, что я изучил. Между нами, армия, что я вызвал, оказалась далека от моих ожиданий. Они не смогли придти. Жаль, что они не могут этого видеть.”
Гилвер бросил дробовик и взял свой тонкий меч двумя руками.
“Пора покончить с этим. Хоть и несовершенный, ты - все еще один из нас. Твои раны в конечном счете заживут. Прежде, чем это случится…”
Гилвер направил катану на сердце Данте.
"Если я вырежу его, ты не сможешь выздороветь, сколько бы в тебе ни было демонической крови. Покойся с миром, Данте. Твоя жизнь принадлежит мне.”
Гилвер погрузил в него свой меч. Данте мог только с ужасом наблюдать, как приближался наконечник клинка. Время, казалось, замедлилось.
Меч вонзился в грудь Данте, разрывая его тяжелое пальто, прокладывая путь к его сердцу.
Без предупреждения, меч натолкнулся на что-то твердое. От удара лезвие сместилось влево, так и не достигнув сердца Данте.
"Что?” Гилвер был удивлен.
Данте решил использовать последние силы. Он пнул землю обеими лодыжками, запуская ноги в воздух. Импульс потянул его нижнюю часть вверх, пока он не оказался ненадолго уравновешен вверх ногами на голове. Руки безвольными плетями упали на землю.
Гилвер понял, что Данте все это время крепко сжимал свои короткие черные пистолеты. Когда мертвые руки опустились, они вытянули оружие из перевернутой кобуры. Данте сжал оба спусковых механизма выпуская на волю град пуль.
Снаряда были в сантиметрах от Гилвера, когда он выбросил руки к лицу. Пули, выпущенные из последнего изобретения Голдштайн, прорывались сквозь воздух как живые, мстительно отыскивая Гилвера.
Демон понял, что ошибался, приписывая пистолеты к числу бесполезных игрушек -творений человеческих рук. Он знал, что его черная броня окажется бесполезной за миг до того, как сквозь нее прорвались пули. Столкновение повредило костюм, создавая сеть тонких трещин на его поверхности.
“Невозможно!” взвыл Гилвер.
Трещины начинали пылать.
“Джекпот!” сплюнул Данте.
"Но ты проиграл! Я побе… Аргх!..”
Броня Гилвера взорвалась. Пули впились в его уязвимое тело, проделывая черные дыры в его плоти. И затем Гилвер вдруг ясно увидел что-то в пределах пуль.
Он видел во вспышке морщинистое лицо Голдштайн – и сердитого Грю. Неестественный страх льдом сковал его разум. Что-то взорвалось внутри него, подбрасывая его тело в потолок. Он с силой повалился обратно на землю.
Пули пронеслись мимо, пробивая стену демонического мира.
Голова Гилвера была безвольно откинута. Черная жидкость сочилась из его ран. Сверкающие остатки брони были раскрошены на полу вокруг него.
Что-то смутно заискрилось на измельченной груди Данте.
Это был амулет, с которым он никогда не расставался. Единственный подарок на память от его прекрасной матери, которая была убита у него на глазах.
Амулет отклонил меч Гилвера и спас Данте жизнь.
Ты все-таки спасла меня, Мама. Видимо, я все же твой сын.
Содрогаясь от боли, Данте медленно повернул голову, чтобы посмотреть на Гилвера, который лежал перед ним без сознания. Бинты, обертывающие лицо незнакомца, медленно развязывались.
Данте увидел сияние серебристых волос.
Он задохнулся. Глаза Гилвера открылись, глядя на Данте с неистовой ненавистью. Повязки почти полностью уменьшились, раскрывая благородное и знакомое лицо.
Данте будто смотрелся в зеркало.
"Что… Почему у тебя мое лицо?”
Гилвер сплюнул кровь, не в силах говорить. Его пристальный взгляд был настолько исполнен гнева, что исходил наружу почти физической силой, обещая отмщение.
Но Данте больше не смотрел на его лицо. Из-под рубашки противника блеснул амулет. Амулет, в точности такой же, как у него.
"Что происходит? Кто ты?” шептал он, напуганный.
Данте одной силой воли подтянул тело вперед. Волны боли угрожали лишить его сознания.
"Откуда у тебя это? Почему у демона есть этот амулет?! Отвечай!”
Но Гилвер не мог говорить, а может даже и не слышал его.
“Скажи что-нибудь! Хоть что-нибудь! Гилвер!”
Данте скользил к Гилверу с большим усилием. Но тело демона начало рассеиваться по холодному воздуху Подвала. Барьер, казалось, изменялся вместе с ним, медленно и почти неощутимо освобождаясь от захвата демонического мира, возвращаясь к нормальному состоянию.
“Подожди! Гилвер! Кто ты?”
Лицо Гилвера оставалось искаженным ненавистью до самого конца, пока испарялось, молекула за молекулой.
“Гилвер!” отчаянно закричал он.
Солнечные лучи проникали в отверстия от пуль и ударов в стене, унося за собой последние атомы его тела. Единственным, что оставалось, был его изящный меч.
Имя Гилвера было выгравировано на рукоятке. Данте сорвал свой амулет. Он переводил взгляд с амулета на меч. Его ум озаряла догадка.
На амулете были написаны два имени.
Одно было Данте.
Второе - Вергилий.
Имя его брата-близнеца, исчезнувшего в тот день, когда умерла его мать.
То же лицо. Тот же цвет волос. Тот же амулет.
Данте опустил обе вещи, позволяя себе рухнуть на пол. Меч, потеряв хозяина, обратился в пыль.
Гилвер был братом Данте.
Две стороны одной монеты.
Осознание охватило его, проникая в самую душу.



Заявка: что-нибудь глубокомысленное и пафосное... например, становление Неро мужиком




Заявка: смешной фанфик про Нерочку и его родственников. Например про Неро и Кредо. Без рейтинга.
От автора: Писалось под действием тяжелых наркотических веществ. Не оправдание, предупреждение. Эх, не совсем по заявке. Гомен.
Название: Косяки
Бета: Солнечная льдинка

Кредо смотрел на часы, уже перестав замечать движение стрелки, вспоминая все знакомые ругательства. Рыцарю очень хотелось спать в четыре часа утра, но он сидел на кухне и с завидным упорством вливал в себя чай. Зеленый, холодный и несладкий.
Еще немного и его терпение бы лопнуло, а все нехорошие слова вылились нескончаемым потоком, но, к счастью соседей, Кредо осталось ждать совсем чуть-чуть…
В коридоре щелкнул замок, раздраженно заскрипела дверь, раздалось громкое “тсс!” и следом – сдавленный смех. Кто-то звучно приложился об косяк (тут Кредо засомневался, что это к нему), а затем из тьмы коридора в кухню ввалился самый молодой из рыцарей Фортуны.
Неро выглядел вполне адекватно, вид даже не портил венок из гвоздик на шее и роза, прикрепленная сзади вместо меча.
- О, Кредо! – парень улыбнулся и выложил из кармана на стол зеленые листья. - А хлеба не было.
«Алкоголь?» - подумал пораженный Кредо, чуть не подавившись чаем.
- Неро, ты где был?
Парень задумался, напряг мозги и в следствии этого процесса чисто машинально стал накручивать волосы на палец, вспоминая богатую на события ночь.
***

Первое, что он вспомнил – это горящие азартом голубые глаза и неожиданно закончившийся в бокале лед. Потом непривычное ощущение, когда не удалось сфокусировать взгляд на чем-то одном, и довольно веселая музыка, отвлекающая от этой затеи, издаваемая главным органом Собора, под которую они так весело отплясывали. Пошло что-то медленное, и Данте объявил белый танец.
Неро долго смотрел по сторонам, избегая взгляда охотника, но, решившись, краснея под взглядом пустых доспехов, пригласил его.
“Я уж думал, что ты меня не выберешь”, - негромко сказал Данте, после того, как Неро повис на нем, с трудом переставляя ноги в такт музыке, которую из органа выжимали те самые пустые доспехи.
И блин, он очень точно подметил, ведь в помещении кроме них, больше никого не было.
А потом был тост за чудесные голубые глаза, прекрасные светлые волосы, стильные заклепки на плаще… Когда Неро перестал смеяться и попросил охотника отойти от зеркала, наконец повернуться лицом и для разнообразия чокнуться с ним, охотник смешно фыркнул и предложил сыграть в игру.
Молодой рыцарь так и не понял правила, во время их объяснения он втыкал на пустую бутылку и после команды «Бежим!», с трудом понимая, что делает, рванул следом за Данте. К чести Неро, качающиеся стены и шаткий пол не смогли увести его от цели. И после того, как сын Спарды присел за колонной, парень неловко приземлился рядом, приложившись о какой-то выступ копчиком.
- Тсс! – Шикнул на него Данте. - Пацана спугнешь.
Неро послушно заткнулся и навалился ему на плечо, стараясь увидеть, кого они тут караулят.
- А зачем мы его ждем?
- За тем, что ключи от винного погреба находятся у него. Смекаешь?
- Данте, а может, хватит на сегодня? – многострадально спросил Неро, пытаясь остановить потолок, устроивший бессмертное Родео.
- Эх, пацан, сделали из тебя неженку. Не пьет, не курит, обнаженных девушек видел разве что в журналах, при слове “секс’ – готов от стыда лопнуть, а презервативы наверняка надувал в качестве шаров.
- Не, ну я… - начал парень в свое оправдание.
- Заткнись, - осадил его Данте, - ты что, совсем не рад моему приезду?
Неро хотел искренне удивиться: при чем тут это - но не успел. Ну и конечно, он был безумно рад встретить полудемона. Особенно под вечер, в компании демонов (которых он держал за балахоны в одной руке) и полупустой бутылки скотча.
«Пацан!_ - радостно выдохнул перегаром Данте, разбудив полквартала и выпустив демонов, которые поспешили смыться, успев наслушаться баек от охотника. – Гулять пойдешь?»
«Накрылся поход за хлебушком», - обреченно подумал парень, но в тоже время радуясь, что наконец-то проведет нормальный вечер в компании нормального полудемона. Выпьет чего-нибудь крепкого и услышит занятные рассказы от Данте, коего в тайне мечтал увидеть уже давно.
К слову, Данте тоже был рад преподнести много ”полезных” знаний такому смышленому пацаненку, тем более, приехал он именно к нему.
Затоварившись спиртным, приобняв вновь приобретенного собутыльника и вспоминая хорошие анекдоты, они направились в тихое, уединенное место, где им никто не стал бы мешать в столь поздний час, а именно - в собор на площади.
Вот только с одним Неро промахнулся (он вообще в этот вечер часто попадал не туда – синдром поиска приключений сказывался), слово “нормально” в списке Данте отсутствовало.

***

«Нет, ну вот так оно и было», - подумал Неро, но от чего-то не торопясь рассказывать об этом хмурому Кредо, который хорошенько дал ему по рукам, чтобы он перестал крутить его бородку.
- С тобой все в порядке? – уточнил он, на что Неро ответил кивком. - Ты помнишь, какой сегодня день?
Здравую мысль - “день баттхёрта” - Неро загнал в самый угол сознания и, отрицательно мотнув головой, напрягшись, ведь если он скажет хоть слово, то Кредо мгновенно выкупит какой он.
А Кредо всегда очень точно угадывал, чем так порадовал желудок на празднике тот или иной его подчиненный. Наверное, потому, что обычно эти праздники посещал лично, и даже пробовал что-то, но пьяным начальника еще никто и никогда не видел. Вообще, это был баг, так как на Кредо даже запах алкоголя действовал, как хороший кувшин.
- Сегодня праздник, и Его Святейшество будет читать проповедь о ВРС. Ты должен там присутствовать. Да, и Кирие просила не опаздывать… Ты пил?!
Неро изо всех сил замотал головой в разные стороны и выдохнул «нет», когда на просьбу призрачного унитаза подойти поближе_ его желудок решил вернуть плененные раньше продукты.
И согнувшись пополам, Неро обрадовал Кредо испачканным мундиром.
«Он что, еще и сигареты курил?!» - подумал Кредо, учуяв слабый запах дыма.
И тут Неро вспомнил, что же там было дальше…
***
На самом деле все было не так уж и плохо…
- Вот он. Попался! – полудемон метким ударом по ногам сбил монаха, которому этим вечером не посчастливилось услышать чью-то перебранку в главном зале и решившему проверить, в чем дело.
Данте вполне дружелюбно стукнул упавшего рукоятью меча по голове и с победным «нашел!» вытащил у него из рук связку ключей.
- Теперь твоя очередь, - охотник погремел связкой. - Покажи, где тут у вас погреб.
- А с ним что? – Неро кивком указал на монаха, его названного брата. То есть парню совсем не нравилось, когда Кредо поочередно отчитывал всех за проступок одного, а потом с невозмутимым видом говорил: «Помолимся, братья». А эти братские моления Неро не очень любил, да и не понимал, как эти братья-идиоты постоянно попадаются, поэтому вполне справедливо наступил брату на руку, проходя мимо.
- А его тут оставим. Свидетели нам не нужны, - многозначительно протянул Данте, устремляясь за ним.
Дверь погреба категорически отказалась принимать ключи, на что охотник справедливо решил ее снести.
- Пацан, ломай!
- Да мне ж потом…
Охотник настойчего привлек его к себе и, глядя в глаза, честно добавил:
- А я вашему главному скажу, что его подчиненный не захотел устроить мне экскурсию, но при этом выпил почти половину запасов.
Неро представил, что с ним сделает бородатый, да и Кредо постарается – вообще, он конкретно попал.
- Так что давай, работай ручкой.
После того, как железная дверь героически легла в хлам, Данте проскользнул в образовавшийся проем, а парень, серьезно обидевшись, что его так нагло используют, полез следом…
***

- Совсем плохо? – участливо поинтересовался Кредо, заботливо заливая сухие ромашки кипятком.
Неро, закутанный в теплый плед, монотонно угукнул, пытаясь понять, прикол ли это, что фартук непосредственного начальника отдает голубым цветом, или правда.
- Пройдет, - Кредо передал ему горячую чашку, пригладил растрепанные светлые волосы и поправил край пледа. – Главное, не мешай так много всего.
«Так он понял?!»
А потом Неро вспомнил, как и чем пугал белого друга, и заключил, что в общем-то сложно было не понять. И еще ему показалось, что Кредо уже не в первый раз спасает кого-то от похмелья.
«Неужели Кирие тоже?!»
Потом он конечно понял, что это измена, но в первое время сильно испугался.
- Сейчас должно стать легче. Потом сходишь в душ, затем сон, и в десять ты должен быть в соборе, - Кредо протянул ему руку, в которой были зажаты таблетки. – Не опаздывай!
Не долго думая, парень поцеловал протянутую руку и, пробормотав “Ваше Святейшество, я помыл статую Спасителя, хотя хер его знает, зачем вам это” (тут Кредо подумал о тяжелых наркотиках), ушел по направлению к своей спальне. Но безрассудный рыцарь не преодолел столь дальней дороги, улегшись на диване по пути, где через пару часов его сразил отходняк.
Кредо тяжело вздохнул, прикидывая, как ему поступить на такой финт ушами, уже догадываясь, как его отымеет начальство на ковре, когда перед утренней молитвой обнаружат статую.
- Ладно, я пошел, - он чмокнул свое несостоявшееся чадо, мучавшееся на диване, в висок и вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.
А Неро вспомнил всё, что повергло парня в шок. Надолго. Так надолго, что он опоздал в собор. А дело было вот в чем…
***
- А ты ломался, - со смехом добавил Данте, глядя на парня, который весело прыгал среди бочек. – Пацан, а с чего тебя так снесло?
Неро запнулся обо что-то в темноте и чуть не упал, при этом звонко смеясь.
- Это были волшебные пилюли.
- Черт! – Данте похлопал себя по карманам. - Ты как умудрился у меня эту дурь спереть?
Поймав проносившегося мимо за капюшон, охотник настойчего усадил его рядом.
- Никогда не повторяй в домашних условиях, - предупредил Данте парня, хотя в темноте, кроме руки Неро, нихрена не было видно.
Мелькнул огонек зажигалки, и Неро целую секунду наблюдал за ним, пока тот раскуривал. Явственно потянуло чем-то горьким, а потом полудемон протянул ему косяк.
На здравую мысль «Какого хера я делаю?!» парень вдохнул горький дым и закашлялся.
- Не, не правильно делаешь! – Данте засмеялся. – Ты что, не курил ни разу? Вот, смотри.
Охотник приобнял его за плечи и, глубоко затянувшись, коснулся его губ, передавая горький дым. И тут Неро вставило конкретно.
Он откинул голову на плечо Данте, через ткань чувствуя его тепло в проклятом холодном помещении, светящимися пальчиками запутался в светлых волосах полудемона, отвечая поцелуем на прикосновение.
А потом темнота стала такой осязаемой, и в ней очень красиво взрывались такие маленькие феерверчики…
- Пацан, твой первый поцелуй? И твоя первая затяжка? – выдохнул Данте, посмеиваясь, и касаясь губами его щеки.
У Неро горят не только щеки, но и задница, видимо, предчувствуя приключения. Но самое страшное, что он чувствует, как весь мир стремительно сокращается в одно маленькое расстояние между ними. А еще парень слышит, как в такт его сердцу бьется чужое. И среди всего этого, осознает, что красный цвет… цветы… да, цветы – это неплохо.
- Тебе пойдет, - соглашается Данте, почему-то представляя парня в милом коротеньком красном платье. Но, подобно Неро, свои глюки не высказывает.
- Можно еще?
- Что?
- Дядя, не прикидывайся, - говорит Неро, довольно сильно прикусив его за нижнюю губу.
- Пацан, нарываешься! – честно предупредил охотник. - Я же не железный.
- Всегда думал обратное.
Это как игра с огнем, и Неро искренне надеется, что его должно обжечь.
(п/а: лирическое отступление: яой/слеш/слюни/сопли – вырезаны. На правах рекламы.)
Нет, ничего не было и да, увлеклась. Простите.)
Так или иначе, через некоторое время Неро уже шел домой, периодически здороваясь с плывущими мимо фиолетовыми утюгами. Венок из гвоздик, сделанный Данте, перекочевал со лба на шею, а стоящие по краям дороги столбы, уверяли, что он все сделал правильно.
***

Вот так молодой рыцарь Ордена, Неро, вспоминал свои веселые приключения, всё больше и больше выпадая в осадок. А ведь он никогда особо слабонервным и впечатлительным не был, и шел-то он за хлебом и даже Кирие подарок завернул в голубой сверток. Где-то он слышал, что девушки тонкие намеки понимают с полпинка…
***

Тем временем Кредо, теряя лицо и резервный запас слов, ужасался беспорядку, творящемуся в Соборе: в зале повсюду валялись цветы, разных названий, но все ярко-красного цвета, а на статуе было нацарапано корявым почерком и не грамотно «Прашу руки Вашего сына. Нэкро».
А тем временем, пока в зале наводили порядок, Санктусу уже доложили о произошедшем безобразии и муд… то есть Агнус, честно предложил опробовать найденный пакетик с «любопытным» содержимым.
История умалчивает, как Его Святейшество согласился, потому что уже в хлам убита. Нет, ну вы же догадываетесь, что там мог наговорить укуренный Санктус?

Заявка: Данте и Вергилий. Больше драмы и ненависти. Рейтинг на выбор автора, только не гуро, ради бога.

- Да где же он? – Леди переводит взгляд на вершину башни.
Портал закрылся несколько минут назад, и темные тучи уже почти рассеялись: сквозь свинцовые облака пробиваются бледные лучи солнца.
«Не мог же он остаться там? Или… Нет, ничего не случилось. Этого просто не может быть. Ну что может случиться с этим демоном?»
Сомнение, холодный ветер, уносящий запах смерти на несколько кварталов вокруг, и сожаление.
***

Месяц спустя…

- Ребята, не поверите, насколько я от вас устал, - Данте прицелился в группу приближающихся демонов, устало вздохнул и нажал на курок.
Вот так, еще немного.
«Еще один день в Преисподней. Это даже не смешно», – полудемон равнодушно окидывает взглядом врагов.
Уже нет смысла ругать себя, он остался здесь. Помедлил какие-то доли секунды и портал закрылся…
- Сегодня вас больше, чем обычно, - он убирает пистолеты в кобуру. Ребеллион, который не раз помогал ему выбираться из переделок, молниеносным движением оказывается в руке. – Знаете, когда я говорил, что живу сражениями, то я не это имел ввиду.
Всё время, которое он провел здесь, это нескончаемый поток демонов и не более двух часов на сон. Никакой еды и ничего больше, чем постоянная опасность.
Вокруг пустая равнина, уходящая до самого горизонта, окруженная цепью гор, которые кажутся совсем небольшими издали. Серая земля, испещренная трещинами, которые порой превращаются в огромные расщелины с сотнями грешников на дне.
Черный купол вместо неба, едкий дым, поднимающийся из расщелин и крики, стоны вокруг, ни на секунду не дающие забыть о том, где он.
Красный плащ превратился в кусок изрезанной материи и его, вместе с Калиной Энн, оставшейся без патронов, он оставил где-то там, среди своих страхов и тьмы. Его единственными спутниками по-прежнему остались пистолеты за поясом и Ребеллион, а за плечами – меч отца.
А всё, что осталось за его спиной – это бесплодная долина, сотни потраченных шансов и ненависть, смешанная с надеждой всё закончить.
- Леди меня убьет, - Данте устало улыбается. Это бессмысленно, дверь назад закрыта и надежда увидеть эту девчонку ещё раз – просто глупость.
Впереди снова открылся портал – это единственное делает его жизнь чуть более разнообразной: новые демоны.
- О черт, опять. Вас сегодня что-то слишком много…
В подтверждение его словам открылось ещё несколько порталов, а потом ещё и ещё…
- Совсем другое дело. Масштабы этой вечеринки впечатляют. Повеселимся!
Он устал, но никто не обещал, что всё закончится хорошо, и ему остаётся лишь отбивать атаки, делать выпады и не сдаваться. Где-то здесь его брат, и нужно его найти.
Данте не спрашивает себя «Зачем?», он просто идет вперед. Либо он встретит брата, либо свою смерть. И он подозревает, что обе встречи неотделимы друг от друга.
***

- Ты опоздал ровно на четыре часа.
Данте с трудом открыл глаза, пытаясь сфокусировать свой взгляд на Верджиле, но перед глазами мутная пелена.
Он чувствовал, что его держат за руки, но почти не ощущал своего тела. Глаза сами собой закрывались, но что-то не давало ему провалиться в долгожданный сон.
- Положите его.
Данте ощутил под щекой что-то мягкое прежде, чем осознал, что находится в горизонтальном положении. Звук шагов раздался где-то рядом, что-то тяжелое поставили в изголовье, а затем лба касется что-то мокрое и холодное.
- Можно, я вздремну?.. А потом хоть убивайте.
Кажется, он услышал, как кто-то хмыкнул, но это было уже не важно, ведь теперь он мог спокойно заснуть.
***

Пробуждение было приятным, отчасти. У него не было серьезных ран, и единственным минусом стала слабость. С кровати он сполз на пол в тщетной попытке встать. Перед глазами все плыло, и его сильно тошнило, хотя не было даже желчи.
Комната или, скорее, каменный мешок, судя по всему, выдолбленный прямо в скале, где каменные стены были теплыми и слышался монотонный гул.
Из обстановки: кровать и стол, на котором стоит кувшин с чистой водой. Единственная дверь и странное ощущение собственного бессилия.
- Надеюсь, ты не обменяешь меня на сувениры владыке Преисподней… - еле слышно прошептал Данте в пустоту.
- Не надейся.
Данте прикрыл глаза. В пустой комнате ему уже начало казаться, что с ним разговаривает брат.
- Пошли нахер, глюки.
- Я вполне материален, - горла охотника коснулась холодная сталь.
- Не обязательно размахивать оружием, чтобы доказать это, - он открыл глаза. – Верджил?
Стоящий перед нем демон был лишь отдаленно похож на его брата: бледное, почти совершенно белое лицо, с темными полосами, налитые кровью глаза и странный темно-фиолетовый костюм.
- И похоже, я не сильно изменился, - холодно добавил Верджил, убирая меч от его горла.
«Найти-то я его нашел…»
- Может сначала накормишь меня, а потом ты расскажешь младшему братишке, кто так тебя разукрасил, и я попрошу их оставить тебя в покое?
Бросив на него яростный взгляд, Верджил быстрым шагом вышел, почти бесшумно закрыв за собой дверь, а после зашел демон с чем-то, отдаленно похожим на еду.
Данте взглянул на серую массу в тарелке и сглотнул слюну: «Черт, кажется, он еще злится за свой проигрыш».
***

Нежность холодной стали – и темные капли венообразно расползаются по руке. Секунды, и порез затягивается. И снова лезвие скользит по чувствительной коже на запястья, которая едва успела восстановиться. Порез глубже, и капли крови падают на пол под внимательным взглядом светлых глаз.
- Твои методы не слишком эффективны, - Данте ухмыляется, растягивая побелевшие губы в подобие улыбки.
- После твоей… победы, - легкое движение руки, и сталь проходит глубже, перерезая сухожилия, - я сразил принца Тьмы и занял его место. Облик, который ты сейчас видишь, это из-за часть той силы, что была запечатана.
- Так что тебе от меня нужно? – Данте шевелит рукой и цепь жалобно звенит. - Мне не нравится весь этот антураж.
Цепь на его запястье уходит в каменную стену над кроватью. Верджил, сидящий рядом, крепко держит его за руку, раз за разом вскрывая вены на его запястье руке.
На пытку это не похоже, скорее, Верджил просто хочет лишить его остатков силы. Только зачем? Сбежать отсюда не представляется Данте возможным.
- Я уже сказал: верни мне часть медальона. Данте, ты беспрерывно сражался два дня, после месяца скитаний в долине. Без сил, без передышки, без еды, методично вырезал мою армию…
- Что, уже обзавелся поддержкой? – едва шевеля губами спросил охотник.
- Где медальон?
- Зачем он тебе?
- Только с помощью него я получу всю силу, и только с ним смогу открыть портал в мир людей.
- В моих штанах поищи.
- Не нашел, - вполне серьезно отвечает близнец, глядя на него.
- Стоп. А в мир людей-то тебе зачем? – Данте подается вперед, уронив голову ему на плечо и стремительно теряя сознание.
«Потому что я загнал себя в тупик, пообещав демонам весь мир, и они восстали против Мундуса под моим руководством, а открыть портал я могу, лишь объединив медальоны…»
Если демоны прознают о том, что он не может выполнить свою клятву, то будет восстание, а с неполной силой он не сможет противостоять всей демонической армии.
«Ты моя последняя надежда. Отсюда не сбежать, а портал не открыть без медальона. У меня мало времени, поэтому я должен узнать, где ты спрятал медальон, как можно скорее. И тебе лучше рассказать мне об этом до того, как я потеряю терпение».
***

- Поднимайся.
- Еще три минуты и я… ай! – Данте мгновенно открыл глаза, потирая бок. - Да встал я, встал. Ненавижу эти твои призывные мечи.
Верджил, стоящий у стены, сложив руки на груди, спокойно ждал, пока наконец брат соизволит подняться.
- Я хочу тебе кое-что показать, но прежде смой с себя кровь. Мне казалось, что доверить это демонам – пустая трата времени.
- Любой демон, оказавшийся поблизости, будет уничтожен, - раздраженно бросает Данте, с трудом приподнимаясь на локтях.
Оставив меч у двери, Верджил подходит к нему.
- Ну и каково это – чувствовать себя слабым?
Ненависть и угроза, ярость и предательская слабость. Данте улыбается широко и открыто, словно стараясь поддеть близнеца.
- Не так уж и плохо. Хочешь попробовать? Я буду пускать тебе кровь. Зачем? Из-за мести. И я думаю, ты сдашься. Ведь ты уже однажды проиграл мне…
Верджил со всей силы впечатывает его в стену. На мгновенье заглянув в глаза, где видит вызов, чувствует запах пота и крови, чувствует, как напрягаются мышцы у него под ладонями, но противник слишком слаб, чтобы вырваться.
В кровавых глаза нет больше холода и равнодушия, но Данте не уверен, что перед ним не новая маска, а настоящий Верджил.
- Теряешь над собой контроль, братец?
- Нет, я контролирую себя. Иначе, ты был бы уже мертв.
- Что, все так плохо? Демон внутри хочет крови, и ты не можешь ему отказать? – иронично спрашивает охотник.
- Да, - Верджил отпускает его, и усмехается, - в Преисподней самое время выпустить демона на волю. Приведи себя в порядок, я буду ждать.
«Неужели ты так действуешь на поводу у своего демона?»
Вода окрашивается в бледно-розовый цвет…
«Что ты задумал сделать со мной?»
Раны от оружия, предназначенного для убийства демонов, еще не зажили, лишь немного зарубцевались.
«Я никогда тебе не сдамся».
Регенерация действует слишком медленно, потому что он сильно истощен. Ему не привыкать к выходкам брата, осталось надеяться, что удача его не покинула.
Хорошо, что цепь снята. Сейчас есть отличная возможность потягаться с братом в умении выпутываться из передряг.
***
Дверь распахивается бесшумно, и Верджил почти на автомате блокирует удар в челюсть, отклоняясь назад, мгновенно прикидывая, стоит ли причинять боль…
Удерживая Данте за руку, наклоняется вперед, с легкостью перекидывая его через себя и выворачивая удерживаемую руку.
Близнец шипит сквозь зубы что-то невразумительное, в голове глухо отдается биение сердца, а перед глазами всё находится в весьма шатком состоянии. Он вынужден сильно извернуться, чтобы снизить болевые ощущения.
«Черт! Кажется, сейчас я абсолютно безнадежен».
Верджил отпускает его и ждет, пока он поднимется с пола.
- Пойдем, - полудемон, словно не заметив его выходки, направился прочь по темному коридору только ему известным маршрутом.
Младшему приходится следовать за ним. Сейчас его и демон низкого ранга с легкостью уложит на лопатки. Еще слишком рано менять своё положение из жертвы в нападающего.
Темные коридоры с редкими факелами с голубым пламенем, и при слабом освещении Данте видит на стенах тонкий слой льда.
- Почему тут так холодно? Я думал, в Преисподней теплее.
- Тебя нашли на одном из верхних кругов, там действительно теплее. Этот круг – предателей, здесь не может быть тепло. Предательство порождает холод… Мы пришли.
Верджил останавливается перед массивной дверью, жестом приглашая его войти.
- Надеюсь, ты не намекаешь, что меня в любом случае съедят первым.
- Глупо считать, что я не решусь убить тебя самостоятельно.
- Расслабься, братик, я шучу, – Данте улыбается, но слова близнеца ему совершенно не нравятся. – Я верю, что ты можешь засадить мне катану прямо в сердце и, для надежности, провернуть против часовой стрелки, не прибегая к чужой помощи. Только меня беспокоит, что из-за проигрыша ты теперь думаешь, что я тебя считаю ничтожеством…
- Мне все равно. Теперь я в состоянии тебя победить, - холодно возражает Верджил.
- Нет, Вердж, не все равно, - охотник поворачивается к нему спиной и тянет ручку двери на себя, - Иначе ты бы не пытался доказать мне свою силу и превосходство.
Из-за двери дует холодный сквозняк, и Верджил явственно чувствует ненависть, горячей волной прошедшую по нервам. Он с удовольствием выпустил бы последние капли крови этому полудемону, если бы не медальон, который так ему нужен.
«Я ненавижу тебя за то, что ты прав. Наш первый серьезный бой… Я не могу… простить тебе мой проигрыш».
***

Бесконечно высокий, уходящий во тьму свод, каменные колонны, стены, состоящие из массивных каменных блоков, испещренных трещинами. Грубый трон, высеченный из камня, стоящий на высоком постаменте…
В зале холодно, и при каждом выдохе с губ Данте поднимается облачко пара. Он недоуменно оглядывается на Верджила, явно не понимая, что… Внезапная догадка, и он недоверчиво спрашивает:
- Это твой трон?
- Это трон нашего отца, - он не добавляет «а теперь мой», просто с едва заметной усмешкой смотрит, как младший пересекает зал.
Данте останавливается в нескольких шагах от трона, борясь с желанием оглянуться, неуверенно протягивает руку вперед, кончиками пальцев касаясь холодного камня.
Грусть и зашедшееся в бешенном ритме сердце. Вот же… Словно он сейчас услышит голос отца, которого не видел столько лет.
Верджил не сводит с него взгляд. Еще недавно он сам прикасался к этому камню, надеясь, что отец был здесь, что их что-то связывает через сотни лет.
Стены еще хранят воспоминания о прошлом легендарного Спарды. Кровавая история, творившаяся здесь на протяжении сотен веков. Камни впитали запах страха и крови.
- Он действительно когда-то был здесь? – шепотом спрашивает полудемон.
- Да.
Прошлое запечатано в этих стенах. Верджил чувствует слабое биение силы вокруг. Это ни на что не похожее ощущение, отдающееся холодком по спине.
- А можно присесть? – зачем-то спрашивает полудемон и, не дожидаясь ответа, садится на край. – Так и представляю, как ты отдаешь демонам приказы. Кстати, а где все?
- На задании.
- Неужели прочесывают Преисподню в поисках медальона? – деланно удивляется близнец.
- Идем, - кротко бросает Верджил, исчезая за дверью.
- Значит «да», - усмехается младший полудемон, спешно порываясь за ним.
***

- Что это?
- Моя спальня.
- Не думал, что твои пытки перейдут к насилию, - Данте с разбегу прыгает на двухместную кровать. – Черт, как жестко!
- Нет, я не собираюсь действовать такими грубыми методами. Ты здесь лишь потому, что я хочу лично убедиться в твоем восстановлении. Я нашел способ тебя сломать. Ты так любишь людей…
- Грязная игра, - близнец кидает в него подушку, которую он распарывает призванным мечем. - Я ничего не скажу, если ты убьешь хотя бы одного.
- Глупый, ты меня не слушаешь. Я не собираюсь никого убивать. Всего лишь хочу сломать все твои барьеры, выпустить демона, который давно рвется через эту человеческую оболочку…
- Давай-давай, - Данте зарывается носом в одеяло. - Когда перестанешь дуться и чинить мне неприятности, но мы сможем просто поговорить, без этой чуши. Ну в самом деле, Вердж, прекрати…
Близнец садится на край постели и перебирает пальцами мягкие пряди брата.
- Обещай, что когда я уйду, ты выпьешь то, что тебе принесут.
Данте обнимает его за шею и виснет на нем, увлекая на кровать.
- Раз, два… Ты готов?
- Еще нет, - Верджил хмурится и обеими ладонями упирается ему в грудь, отталкивая. – Мы не дети.
- Ты любил эту игру.
- Не сегодня.
«И никогда больше».
Это нельзя назвать попыткой сблизиться, это лишь проверка старых привычек. Данте уверен, что брат помнит все эти глупые детские ритуалы, вроде тлеющей свечки за душу первого демона. Сколько им было? Восемь-девять? И этот мамин поцелуй на ночь, лет до шестнадцати, на который Данте недовольно ворчал, а Верджил сносил благосклонно. У него вообще было странное отношение к прикосновениям, как было замечено младшим. И не раз проверено. Старший открывался, легко поглощая ласку, а с Данте всё было с точностью наоборот.
Поэтому Верджил так не любил чужие прикосновения, пусть даже мимолетные. Поэтому, когда шумный младший в порыве радости стискивал его в объятиях, он знал, что близнец воспринимает это как мамино «я вас люблю». Признание и доказательство того, что они семья. Не смотря на ссоры и обиды, порванный портфель и сдутый футбольный мяч, валяющийся под кроватью. И отпуская его, Данте неизменно повторял «Раз, два… Готов?», подозревая, что иногда выражение щенячей привязанности значит для них двоих гораздо больше. И теплое верджиловское «да», только усиливало это чувство…
Вот только они выросли, и первая ступень детских воспоминаний рассыпается прахом. Это путь к разрушению прошлого, и оба уверены, что будущее будет лучше без одного из них. И никто не хочет быть жертвой, о чем свидетельствуют недовольство, желание найти слабость врага и горький запах ненависти, пропитавший каждое слово.
Из братьев, идущих по одной дороге, они превратились в соперников, стремящихся захватить первенство, а потом стали врагами, идущими всё по той же дороге, только в разные стороны, а конечная точка перечеркнет жизнь одного из них.
- Хорошо, тогда можешь сваливать. Только предупреди своих, что я люблю напитки покрепче.
- Тебе понравится.
***

Шесть часов одиночества. Ему всё ещё холодно, только теперь этот холод ощущается внутри.
На полу перед кроватью стоит пустой кубок, и Данте запоздало соображает, чья же кровь была в нём. Редкий демон может похвастаться густой жижей вместо песка, Верджил же бы не стал делиться своей кровушкой. Демоны всё ещё имеют редкие лазейки в мир людей, а это совершенно неутешительные новости.
Заняться совершенно нечем, дверь заперта, а силы упорно не желают восстанавливаться. Единственное, что его рассмешило, это как быстро исчез демон, принесший кубок. Если его еще боятся, значит, еще не всё потеряно.
От теплого одеяла пахнет Верджилом, что так успокаивает младшего. Как постоянное присутствие брата рядом, пусть это часто кровавые разборки, не без этого, да.
Растянувшись на жесткой кровати и укрывшись с головой, он вскоре проваливается в тяжелый крепкий сон, дрожа от холода, сковывающего тело и забиравшего крохи тепла.
***
Он проснулся в кромешной темноте от явного присутствия рядом демона.
«Мы чувствуем демонические сущности друг друга».
- Вердж, я не могу уснуть.
- Разве я виноват в этом?
- У тебя глаза в темноте горят. И чего ты там у стены нашел?
- Извини, не знал. Просто наблюдаю за тобой, ищу изменения, - Верджил бесшумно приближается к кровати, на ходу снимая плащ, скидывая его на пол.
- Тебе всё ещё нужен сон? – Данте гостеприимно толкает его ногой в грудь, не подпуская ближе и коварно ухмыляясь.
- Я разгадал твою суть, - полудемон скидывает его на пол, едва не вывернув ему лодыжку, и ложится на кровать.
- Гаденыш.
Под нагретое одеяло возвращается Данте, умудрившись сунуть холодные ноги поближе к брату, и нагло закидывает на него руку в попытке погасить сопротивление, которое последовало незамедлительно.
Верджил стальной хваткой сжимает его горло, в следующую секунду извернувшись оказывается сверху и бьет под дых.
- Человек в тебе ограничивает ярость и злость демона, а заодно подавляет жестокость.
Данте касается шеи, где ещё секунду назад были холодные пальцы…
- Когда ты демон – мы по-прежнему являемся братьями, но твоя человеческая суть делает нас врагами.
- Если я сейчас превращусь, обнимешь братишку?
- Это глупо и…
- Нерационально? Знаю.
- Я тебя не понимаю.
Его голос в темноте и его тепло рядом.
- Взаимно.
Молчание. Данте видит, как в темноте горят две ярко-красные точки, чувствует биение силы рядом. И острое желание коснуться теплой кожи, ощутить под ладонями биение нитей жизни… Как он раньше не чувствовал этого? Не замечал.
- Боишься? Ждешь удара в спину?
- Нет. Просто не понимаю зачем. Объясни.
- Затем, что мы не обнимались с тех самых пор. Я, может, скучал.
- А может, и нет.
- Не узнаешь, пока не обнимешь. Можешь считать, что этого требует демон.
- Обычно они требуют другого.
«Не думаешь же ты, что я изменю свое отношение к тебе?»
- Значит, нет?
- Нет.
«Боишься подпустить ближе. Так значит, не хочешь менять своё отношение ко мне? Я что настолько вывожу тебя из себя, что ты не идешь ни на какие уступки? Братишка, ты не сильно изменился. Но почему же ты сейчас лежишь рядом? Неужели действительно следишь за моими изменениями? Или демонстративно засовываешь голову в пасть льву, чтобы доказать себе, что не слабак? С каких пор я стал таким монстром, что ты остерегаешься меня?»
- Брат, почему ты рядом? – Данте поворачивает голову к нему и в темноте уже четко различает силуэт полудемона, и ясно понимая, что он спит.
«Кажется, он сильно устает».
Во сне он всё такой же – скрытая угроза, ни намека на расслабление. Вот только без маски равнодушия и отстраненности. Он просто спит. Лежит рядом, почти плечо к плечу. Почти как раньше.
«Разве мы вообще похожи?»
Охотник тяжело вздыхает, только что заметив, что у него резко повысилась температура. Регенерация, не мгновенная, но всё же. Больше не холодно, и он прекрасно различает предметы в темноте - вместе с этим возвращается привычная легкость.
«Ты ещё не слышишь звон натянутых цепей? Ещё не видишь клетки, да, Данте? Это только начало».
Сон без сновидений. Жар тела, остро контрастирующий с холодом в душе.

Конец первой части.



заявка: Фан-арт какой-нибудь гетный с участием Данте, без ограничений




Заявка: Бытовая зарисовка с Данте, Неро, Вергилием и Леди (фанфик, фанарт или стрип :)). Со всеми или нет - не важно.

Назвать это историческим моментом было более чем справедливо. Данте был совершенно горд своими жизненными достижениями и ничуть не сомневался, что в его достижения не стыдно и гостей привести.
У Неро тем временем возникало все больше и больше желания завязать Кирие глаза на все то время, что они будут гостить в дядюшкиной конторе. Однако, никаких достойных аргументов он для обоснования подобной затеи отыскать не смог, поэтому просто вздохнул, поднимая кулак для стука в дверь.
- Если что, не пугайся, там всегда так.
- Чего бы мне пугаться? – Кирие даже припрыгнула от нетерпения. – Твоя дядя – прекрасный человек! Он меня все время смешит и колется щетиной когда целует.
Неро опасно пофиолетовел лицом, и мироздание спасло только то, что им как раз поспешили открыть.
Едва распахнулась дверь, на них обрушился такой оползень гостеприимства, что сразу стало понятно – дядюшка уже хряпнул.
- Пацаааааан! – посредством могучей руки Неро оказался обездвижен и воткнут в широкую грудь лицом по самые уши. – Вот молодец, постарался, всю дорогу небось жопой по кочкам прыгал чтобы порадовать родню. Мужик, мужик!
- Вооооздуух! – промычал Неро невнятно, что было воспринято как благодарность за такой теплый прием. Немедленно забыв о племяннике и бросив его на пороге, Данте скользнул к Кирие и подхватил ее за талию, вовлекая в дом на плавной тяге.
- Мадемуазель! Соблаговолите в мое скромное… - он приложил небольшое усилие по пути, попросту перенеся Кирие через особенно трудный завал в помещении, чтобы ей не пришлось перешагивать. – Это моя прекрасная Триш, это моя дивная Леди, и я настаиваю на том, чтобы вы все вместе знакомились и обнимались как можно дольше и сильнее.
- Клоун, - пыхтел Неро, не без труда преодолевая те же самые хребты и буераки. – Не трожь мою жену, она сама соблаговолит! И твою щетину мы тут еще разъясним…
- Завянь, - бросил в его сторону Данте и вновь принялся за хохочущую Кирие, в процессе приветственного монолога несколько раз снова приложившись к ручкам и напоследок чмокнув в щеку на правах родственника. К тому моменту, как юный сопящий племянник уже готов был извлечь печень дядюшки посредством винного штопора, заливающаяся смехом девушка все-таки была оставлена.
- И правда хорошенькая, - Леди покачала головой, одобрительно выпятив губу.
- Я ж говорила. Что он с ней будет делать? – задумчиво произнесла Триш, переводя взгляд с молодой супруги на молодого супруга. – Хотя оба хорошенькие, прямо как куколки.
- Да ладно, научится. Не тупой же, хоть и маленький.
- Эээээй! Хватит говорить обо мне так будто меня здесь нет! – в очередной раз взъерошился Неро, но дядюшка уже поддел его под локоток и потащил на кухню.
- Пойдем, пацан, тащить бухло – почетная самцовая обязанность. Девочки накрывали поляну, для тебя между прочим тоже, неблагодарная какашка!
Кирие замерла посреди холла, окидывая его сияющим взором.
- Ну, чем займемся? – Леди как бы невзначай покатала шар по бильярдному столу. Здесь никто никогда не отказывался сгоношить партию-другую, чтобы разбавить время.
- А давайте тут уберемся? – звонкий, как колокольчик, голос Кирие мог вызвать гром и молнию, но после сказанного просто стало очень тихо, и внезапно пошли вечно сломанные и уже век молчащие настенные часы.
- Может не надо? – хором выпалили трое постоянных обитателей агентства, включая Данте, высунувшегося из кухни. Однако, широкая улыбка новоиспеченной «мадам Неро» не оставляла никому шансов. Неро приложил ладонь к лицу. Он знал, чем все закончится уже когда собирался в поездку.
- Не… ну а что, - Данте воодушевился. – Отличная идея по-моему! Я с удовольствием погляжу на Триш и Леди в передничках!

- Ну что? Поглядел? – хмуро буркнул Неро, ожесточенно гоняя веником косматые клоки пыли, фантики, огрызки и какой-то совершенно не поддающийся идентификации мусор, обитающий здесь, судя по всему, уже на полноценных гражданских правах, включая голосование.
Впрочем, дядюшка почему-то не выглядел расстроенным, в кокетливом передничке с карманом спереди, повязанном прямо на голый торс. Он периодически замирал с тряпкой в какой-нибудь фотогеничной позе и громко требовал одобрения.
- Ну что, видали, как я крут? Теперь окно прозрачное!
- Ты – безбожно крут! - дружно и совершенно искренне откликались Леди и Триш, после чего звонко чокались стаканами и продолжали учить Кирие играть в бильярд.
- И сексуален? – Данте менял позу и брался за швабру.
- Сексуальнее чем когда-либо! - заверяли его напарницы, и что самое интересное, это была чистейшая правда.



Веселый клип =)))
Имхо, в Данте очень много кошачьего))))



Итого - пока не прислал выполненную заявку только Dan Frozen. Ай-яй-яй, конечно - но мы еще немного подождем))))
А в остальном - еще раз всем огромненное спасибо, и все дружно идем в комментарии высказываться))))

@темы: AMV, Bad ones, DMC 1, DMC 3, DMC 4, Dante, Kyrie, Lady, Nero, Trish, Vergil, fan-art, fan-fiction, humor, yaoi

Комментарии
2010-09-10 в 00:45 

Last_Optimist
Я постоянно танцую, ногами топаю, Трясу головой, руками вот так вот делаю! Да, я немного ебнутый, люди пугаются, Особенно если в общественном транспорте.
На самом деле, я рад до невероятности, что затеял это - фест принес хорошие плоды, и мне есть что сказать по каждой заявке))) Отдельно радовало и то, что никто не заказывал никакого макабра с траханьем в глазницы или махровым оосищем)))) да, такой "девил мэй край" мне вполне по нраву.
Lutikushey, Вы отлично перевели главу из романа, я поправил буквально несколько слов, банальные очепятки, все остальное - прекрасно))) Ваша работа теперь будет и меня побуждать заняться этим фэндомоугодным делом)))
V.K., Неро получился отличным командором, и никакие трудности с техникой тебя не остановили, респект))))
anomalgay, урра, наконец-то, про Данте и Неро, весело, не пошло, без всяких ужастей! Я умилялся пока читал)))) И опять же, респект за исполнение сразу двух пунктов заявки. Второй фанфик, имхо, полностью соответствует "заказу", и задумка очень интересная.
Qlyoma, и Данте, и Неван получились такие красивые ** а что тут еще скажешь, собстна Ж) отличный арт! Кстати, надеюсь, клип тебя хоть немножко позабавит)))
Юмичика-отморозок, друг, ну ты как всегда, прекрасен и удивителен)))) особенно понравилось про окно, которое стало прозрачным))))

Еще раз, уррра!

2010-09-10 в 00:53 

Sasha_Holler
мимими, мимими, какие все молодцы)
спасибо за исполнение моей заявки - порадовался)
отдельное художникам - вы шикарны. Кен-чан, я представляю как мы бы дрочили на это если бы не сломался шайтан-доска. но и так дрочим тоже вприсядку!
Данте и Неван - шикарно и невероятно.
клип мимимишечный х)))) Данте няшко.
все очень мило получилось)

2010-09-10 в 06:47 

Сударь в знатномъ фраке
Острожно! Спонтанные вспышки добросердечия! [Пока ты жрал персики во Флоренции, я ночевал в кишках бизона][майор мякотка] Nod at the bird and people DIE, Everywhere people DIE
Ох блин, какой я счастливый, сразу две заявки *__* Это мне видимо за все страдания Х)))) Спасибо огромное автору, оба текста прекрасны и очень понравились))

2010-09-10 в 16:08 

Генезис оленьего маразма
Вот это Нюрка *_* Никогда б не подумал, что из него может вырасти что-то подобное)) Спасибо автору! Отличное видение персонажа и эстетичный вариант возмужания :white:

2010-09-10 в 17:03 

Сударь в знатномъ фраке
Острожно! Спонтанные вспышки добросердечия! [Пока ты жрал персики во Флоренции, я ночевал в кишках бизона][майор мякотка] Nod at the bird and people DIE, Everywhere people DIE
UltiGeN
О, спасибо, я очень рад что смог угодить)))) Мне кажется что ему пошли бы длинные волосы :eyebrow:

2010-09-10 в 21:01 

anomalgay
Флегматичный рыцарь Ручки и Карандша
V.K. :shy:
Какая предесть - дядюшка Данте в передничке))
Арты божественны!
Клип заставил изрядно посмеяться)

2010-09-10 в 21:46 

Боишься - не делай. Сделал - не бойся.
Данте-кот :lol2: Dwight McCarthy, спасибо за позитив!!! Можно у себя разместить?
Неро и Кирие в гостях у Данте - ухихикалась, пока читала, спасибо автору !!!

2010-09-10 в 21:52 

Last_Optimist
Я постоянно танцую, ногами топаю, Трясу головой, руками вот так вот делаю! Да, я немного ебнутый, люди пугаются, Особенно если в общественном транспорте.
Qlyoma
конечно, можно, очень рад, что понравилось)))

2010-09-10 в 21:53 

Qlyoma
Боишься - не делай. Сделал - не бойся.
Dwight McCarthy, спасибо)))

     

Devil May Cry Agency

главная